4

ПЕРСИМФАНС

Мой отец, как и многие музыканты Большого театра, был некоторое время в составе Персимфанса - оркестра без дирижера, который как нельзя более отвечал экпериментаторского духу своего времени. Первый симфонический ансамбль Моссовета, Персимфанс, был организован в Москве в 1922 году по инициативе Л.М.Цейтлина . В 1927 году ансамблю было присвоено звание – Заслуженный коллектив Республики. Работу Персимфанса возглавлял художественный совет, избиравшийся из участников оркестра. В 1932 году отмечалось десятилетие деятельности оркестра.

В буклете, выпущенном к этой дате, излагались творческие принципы оркестра: “Идея бездирижерного оркестра выдвинутая и осуществляемая Персимфансом, представляла вполне закономерное и последовательное развитие принципа музыкального Ансамбля. Но перенесение этого принципа с узких, замкнутых интимных форм камерной (феодальной и буржуазной) музыки на всю массу инструментальных средств, на весь коллектив симфонического оркестра, могло быть продиктовано только тем стремлением сломать тесные комнатные рамки Ансамбля, расширить его масштабы до широкой и полной массовой звучности, которое принесла революция. Количественное расширение ансамбля отчетливо развернуло и новые качественные его черты. И недаром деятельность Персимфанса возникла в рассчете на большую пролетарскую аудиторию, на массового рабочего слушателя. Персимфанс стал одним из пионеров этой работы по проведению музыки в массы, и заслужил здесь всеобщее признание. Расширяя масштабы от ансамбля камерного до симфонического звучания, Персимфанс исходил еще и из другого стремления, также продиктованного революцией. Идея коллективного творчества позволила поставить вопрос об оркестре без дирижера“.

Среди активных организаторов Персимфанса были родители К.П.Кондрашина. Почти каждое свое интервью Кирилл Петрович начинал так: “Мои родители были создателями оркестра без дирижера, видимо, поэтому я стал дирижером“.

Художественный руководитель оркестра Л.М.Цейтлин, профессор Московской консерватории, ученик Ауэра, был человеком, обладавшим вулканической энергией и огромным жизнелюбием. Первый пульт первых скрипок составляли Цейтлин и Ямпольский, они сидели на возвышении спиной к залу. Эти два музыканта являли собой едва ли не полярную противоположность как в человеческом, так и в педагогическом плане. Оркестр состоял из звезд первой величины, там играли лучшие музыканты Москвы. Просматривая список участников, я нашел там имена виолончелистов Березовского, Матковского, Буравского, контрабасиста Гертовича, гобоиста и валторниста братьев Солодуевых, легендарного трубача Табакова - первого исполнителя “Поэмы экстаза“ Скрябина. Мой отец по молодости занимал место в конце группы первых скрипок. В своих мемуарах Й.Сигетти, игравший с Персимфансом 1-й концерт Прокофьева, (кажется, это было первое исполнение в СССР), исключительно высоко отозвался о художественном уровне оркестра. Однако игра в симфоническом оркестре без дирижера, при всей привлекательности идеи, предъявляла огромные требования к каждому музыканту и удесятеряла затраты труда для подготовки программы. Может быть, поэтому лет через 10 энтузиазм музыкантов стал понемногу иссякать, и название оркестра исчезло с московских афиш.

 



Программа Персимфанса.

 

 

 

Content copyright 2004© Valentin Zhuk. All rights reserved.